17:21 

Старый змейсс
Запомните загадочный тактический прием// Когда мы отступаем - это мы вперед идем (c) И.Растеряев
Его глаза — подземные озера,
Покинутые царские чертоги.
Отмечен знаком высшего позора,
Он никогда не говорит о Боге.

Его уста — пурпуровая рана
От лезвия, пропитанного ядом;
Печальные, сомкнувшиеся рано,
Они зовут к непознанным усладам.

И руки — бледный мрамор полнолуний,
В них ужасы неснятого проклятья,
Они ласкали девушек-колдуний
И ведали кровавые распятья.

Ему в веках достался странный жребий —
Служить мечтой убийцы и поэта,
Быть может, как родился он — на небе
Кровавая растаяла комета.

В его душе столетние обиды,
В его душе печали без названья.
На все сады Мадонны и Киприды
Не променяет он воспоминанья.

Он злобен, но не злобой святотатца,
И нежен цвет его атласной кожи.
Он может улыбаться и смеяться,
Но плакать… плакать больше он не может.

(с) Николай Гумилев "Портрет мужчины" (на картину неизвестного художника в Лувре)

@темы: Стихи, Классика прозы/поэзии/философии

23:12 

o_tebe
солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
вечереет, тень обнимает стены,
лунный свет царапает по трубе.

я могу писать на любую тему -
всё равно получится о тебе.

Саша Мисанова

23:11 

o_tebe
солнце щекочет пятки, я нашла тебя - все в порядке (с)
он ей скажет: "я так устал", и снимет пальто и повесит его на стул,
она будет смотреть с интересом - каким он стал,
вот вернулся - не весел, не брит, сутул.

он ей скажет: "прости меня дурака", и протянет руки в попытке её обнять,
она увернется, скользнет по плечу рука.
раз отказался - вот и нечего обнимать.

он посмотрит: "вот значит как", и с тихим вздохом пойдет на кухню - чего-то ждать,
она закурит в густой предрассветный мрак.
выйдет тихо за дверь,
оставляя его умирать.

в одиночестве он сварит им кофе, и выпьет один две чашки,
ну а может вернется?
может даст - тот последний шанс?

она с грустью подумает - "большой мальчик, а верит в сказки,
глупые сказки, про каких-то простивших нас".

Виктория Власова

Счастье не может не быть

главная